ОХОТА НА ПРУДУ

ОХОТА НА ПРУДУ

Ночью морозный воздух опустился на землю и окружающий мир застыл в ожидании утренней зари, в надежде согреться теплыми лучами весеннего солнца. Удивительная тишина плывет над прудом, ночное безмолвие нарушает шелест инея под ногами и хруст камыш. Луна медленно погружается за горизонт, купая в нежном серебренном свете кисточки тростника и покрытые коркой льда лужи.

Я пробираюсь к месту охоты с остановками, внимательно вслушиваясь в звенящую тишину уходящей ночи. Звезды загадочно подмигивают ярким переливом цветов и ко мне на короткие секунды возвращается ощущения детства. Словно сейчас в моих руках цветной калейдоскоп и я кручу его и вижу, как меняются цветные фигуры в виде причудливых звездочек.

Какая удивительная красота даже в застывшей природе и необычные ощущения небытия, словно я оказался в сказке, на тропинке, ведущей во дворец Снежной Королевы. Тонкие, острые хрусталики инея отдают синевой, а часть острых, как иголка концов,  удивительным образом сверкаю красными и желтыми тонами. Слава Богу, что наших сердец не коснулись осколки кривого зеркало, что в далеком прошлом разлетелись по всему миру.  Мы видим этот прекрасный мир таким каков он есть.

Выхожу из зарослей камыша, к заранее приготовленному для охоты скрадку. К слову сказать, он здесь уже пару лет. Года два назад, мы его сделали осенью, для охоты на гусей – славная тогда получилась охота! Поставили по кругу разной толщины ветки ивняка и обложили камышом. Получилось сносное укрытие от зорких глаз гусей. Камыш за эти годы лишь стал крепче и пророс сквозь импровизированную стенку. Осталось лишь немного загустить стенки, по бокам натянуть маскировочную сеть, положить в центр немного крупных веток, что бы раскладной стул не проваливался в илистое дно водоема.

Зимой работники рыбхоза скосили большую часть камыша и тростника на пруду, и в начале марте сожгли. При этом не тронули наш камышовый островок со скрадком, чем конечно я не преминул воспользоваться.

Зимы, как таковой, не было, как и разливов рек, иначе пруд наполовину был бы наполнен водой. То, что на данный момент есть небольшие лужицы – это остатки воды с осени, а ближе к рыбоуловителю сформировалось довольно приличное плато воды, что накопилась от родников и фильтрации зимовальных прудов. В дневное время по всему пруду отдыхали утки и кулички, ну и совсем изредка останавливались гуси. Само наличие воды в эту сухую весну давало возможность привлечь птиц с помощью чучел и духового манка. Осталось только выставить свою небольшую стаю.

Сбрасываю с плеча ружье и кладу по краю камышей и черной береговой линией. Лужа полностью покрыта льдом, мороз на утренней заре лишь только покрепчает, но раз пришёл в столь ранний час, то буду расставлять чучела. Захожу в воду, хоть уровень воды в луже не высокий, но с погружением сапога в ил, где-то «по колено». Прежде чем сделать шаг, ломаю лед.  Разбиваю от льда пространство 20 Х 20 метров. Крупные льдины задвигаю под ледяной панцирь. Выставляю 4 плавающих гусиных чучела «Higdon» и 7 утиных чучел «Sport Plast».

Все расставлено, теперь в скрадок, где можно неспешно пригубить крепкий чай с цветочным медом и наслаждаться природой.

Поправляю маскировочную сеть, сбоку укладываю сумку из-под чучел, чехол от ружья кладу на стул и поверх одежды накидываю старый советский плащ. За эти десятилетия, под солнцем и осадками он выцвел и стал по цвету один в один с камышом. Всё, теперь заряжаю ружье и аккуратно ставлю МР – 153, вкладывая ствол в разветвление крепкой старой ветки.  Сажусь на раскладной стул, достаю термос и наливаю чай.

Минуты блаженства – горячий чай, синеющая полоска восточной части горизонта. С каждым глотком я наблюдаю как рождается новый день. Меняется палитра красок на небосводе, гаснут звезды, и черная вуаль ночи отступает. Душа радуются первому оранжево – жёлтому всполоху утренней зари. Где-то на реке поднялась «матерка» и крякая стала удалятся в лесную часть реки. За ней «шаркая» полетели селезни. Весна, будоражит кровь у всего живого, все стремиться к преображению и продолжению жизни.

Заря набирала силу, а вместе с ней крепчал и мороз. Чучела застыли в ледяной корке, тонкий как бархат иней лег на камыш и коснулся края ствола ружья. Остается ждать только восхода солнца и надеяться, что его тепло растопить ледяную кольчугу. Над широким платом поднялся туман и в эту сизую дымку ныряли утиные стаи, что летели с ночной кормежки и реки. Надо мной проносились чирки-свистунки, чирки-трескунки, кряква и свиязь, маленькие табунки шилохвости и чернети. Идеальность моей маскировки периодически тестировали вороны, спокойно пролетая прям над вмерзшими чучелами.

ОХОТА НА ПРУДУ

Огромный оранжевый шар выглянул из ближайшего леса и покрыл позолотой верхушки сосен, дамбу пруда, кустарники и ольху с осинами. Даже крачки, проплывающие над центром пруда, запылали багрянцем.

– Так, а это кто? – сам себе задаю вопрос.  Слева от меня выстроившись клином летит стая гусей. Судорожно хватаю манок и начинаю манить. Чередую одиночные тройные клики, с имитацией стаи на отдыхе. Гуси продолжают лететь ровным строем, хотя пару раз мне ненавязчиво ответили: – Мы летим дальше, здесь нам не интересно.

– Ладно, значит это не мои… – успокаиваю сам себя.

Долетев до края пруда, стая рассыпалась над возрастными прудами, покружилась над зимовальным, но что-то ей не понравилось.  Выстроившись в вереницу, они полетели вдоль реки и минут через пять растворились в голубой лазури.

– Ждем!

 Солнце оторвалось от горизонта и чувствуется, как струйки тепла прикасаются к земле. Подул легкий юго-западный ветерок, зашелестел камыш, и тонкая невесомая пыль от инея посыпалась, словно серебряный песок.

К моим чучелам прилетели гости, стая куликов-турухтанов. Они долго кружили над замерзшей лужей, вожак подавал сигналы на посадку, но каждый раз почти садясь на лед, звучал сигнал тревоги и куличики взмывали вверх. Наверное, на десятом кругу, они все же решают присесть на лед. Потоптавшись по ледяному зеркалу и понимая, что здесь пока нет воды срываются и улетаю на большую воду. Провожаю взглядом улетающих куликов и вижу справа стаю гусей. Косяк из 20 белолобых гусей пересекает пруд по диагонали.

Начинаю активно работать на манке. Ровный строй ломается, и гуси направляются в мою сторону. Уже на подлете к луже они снизились до 40-50 метров и распались на небольшие группы. Первый круг, спокойно разговариваю с птицами – гуси внимательно изучают лужу. Второй круг, высота не меняется, но и нет тревожных сигналов. На третьем кругу заходят за мой скрадок, облетают по часовой стрелке и начинают удалятся от моей присады. Пытаюсь вновь активно манить, но гуси, встроившись в клин летят к реке, потом забирают вправо и исчезают вслед улетевшей ранее стаей.

– Эх, этот предательский лёд! – с раздражением сетую на мороз.

– Надо что-то с этим делать? – взглядом окидывая камыш вокруг себя и вижу двухметровую палку, лежащую в стороне от скрадка. Сбрасываю плащ, беру палку в руки и зайдя в лужу начинаю разбивать лёд на мелкие кусочки. Затем как могу разгоняю льдинки по краям лужи, создавая более мене открытое пятно воды. Тут и усилившийся ветер в помощь, погнал мелкие льдинки к северу – восточному краю лужи. Возвращаюсь в скрадок, наливаю чай и нежусь в лучах весеннего солнца.

А вот и мои старые знакомые летят. Стая куличков заходит над чучелами и увидев открытую полынью рассаживается по краю льда и воды. К ним подсаживается чибис, за ним появился второй. Сделав пару кругов с кульбитами, так же опускается на край льда.

Солнце все выше и выше, теплые лучи начинают греть черный берег и лед в этих местах плавится быстрей. Куличики перемещаются на оттаявшее мелководье и дружно ищут корм. К двум чибисам присоединяется третий, заходит в воду и принимает водные процедуры.

Беру в руки смартфон и пытаюсь настроить для съемки. Палец уже касался красного круга на экране смартфона и в этот момент совсем неожиданно слышу: – Клик – клик, клик – клик.  Бросаю смартфон на сумку и за манок. Буквально выдав пару раз нотки бормотания, слышу над головой свист от разрезающих воздух крыльев. Белолобый гусь без облета практически садиться на лёд рядом с плавающим чучелом. Спокойно выцеливаю, учащенно машущую крыльями птицу, и стреляю.

 – Бах – гусь падает на лед и ломает его. Что бы не мучать птицу, а она не чисто бита, добавляю еще один выстрел. Гусь затихает на воде.

– Что ж, не напрасны труды – первый есть!

Забираю птицу с осколков льда и воды, дополнительно освобождая от льда еще большую площадь. Зеркало воды заметно прибавилось, мои шансы возрастают.

Термос за эти часы на природе похудел, но чаю на пару кружек хватит. Порывистый ветер усиливается, по небу поплыли рваные свинцовые облака, а выше их ползут обрывки перьевых облаков. Синоптики обещали похолодание, знать тому и быть. Решаю плащ надеть полностью, ибо ветерок коварный и может незаметно продуть.

Немного скучаю без куличков, с ними было как-то душевнее и веселее. Маленькие, смешные они деловито бегали по краю лужи, опускали свои длинные носы в воду и забавно покачивали хвостиками. Вроде маленькие и неказистые, но немного скрашивали мне часы в ожидании гусей.

Время приближалось к 11 часам утра. Ветер поменял направление на северо-западный, лужа полностью оттаяла, чучела гусей и уток, повинуясь его порывам, плавали и покачивались на волнах как живые. По краю лужи ходили четыре кулика-сороки, с подветренной стороны подсела стайка свиязи. Пару раз заходила морская чернеть, но так и не решилась сесть.

  – Так, а вот это явно не утки – внимательно вглядываюсь в небо, по которому летит небольшой клин птиц. Гуси пролетают над платом большой воды, делают пару кругов над ним, я же громкими, длинными призывными кликами пытаюсь обратить внимание на свою присаду. Пару минут работы на манке и мне все же удается докричаться до птиц.  Гуси, выстроившись углом, летят в мою сторону. Меняю манеру подманивания на диалог с двойными и тройными кликами, добавляя после них три клака и в конце бормотание.

Первый круг – высота 60 -70 метров, гуси расправили крылья и ведут разговор между собой. На втором кругу слышу запрос: – Ка-га-га. Отвечаю тройным кликом и создаю маленькое возбуждение негромким клакингом. Стая заходит на третий круг, складывает крылья серпом и резко идет на снижение. Вот они проходят над чучелами, высота не более 20 метров, но стрелять мне не очень удобно. Даю птицам пройти над собой, при этом сам вжимаюсь как можно ниже.  Клик-клик, ай-ай-ай – стая белолобых гусей спокойно проходит над моим скрадком. Свистящее жужжание крыльев уходит за спину, гуси закладывают полукруг и против ветра на высоте 5 – 7 метров над землей, заходят на посадку к чучелам. В момент равнения со скрадком встаю. Гуси рассыпаются веером, часть влево, часть право. Правое крыло с десятком птиц, самое близкое не более 10 метров.

Первый выстрел – мимо, пятерка хоть и без контейнера, но все равно дробь прошла кучно.

Второй выстрел тройкой, уже на 15 – 17 метрах – гусь оседает и заваливаясь на спину начинает падать.

Шлеп! – гусь падает в камыш в 30 метрах от меня.

– Готов!

Выношу ствол вперед, обгоняя удаляющуюся по ветру птицу и нажимаю на спусковой крючок.

Гремит третий и четвертый выстрел – гусь летит, но я не мог промахнуться.

Внимательно смотрю за птицей, через пару секунд гусь заваливается на бок, делает еще пару взмахов и падает, расправив крылья.

– Третий! – Норма выполнена.

ОХОТА НА ПРУДУ

Скоротечная радость прошла быстро, третий гусь упал в залив пруда. Формально он кажется сухим, но там очень топкое место с двумя родниками. Хватаю чехол, пару патронов на всякий случай и бегу к стенке камыша, по дороге убирая ружье в чехол.

Первые 100 метров даются без проблем, но чем ближе к кочкарнику и ручьям от родников, грунт под ногами становиться мягче. Решаю уйти в гущу камыша и тростника, по краю мне вообще не пройти, ноги начинают вязнуть в жиже. В камыше наступаю на корни, они хоть как-то держат, а вот при входе в тростник идти уже на много сложней, каждый шаг — это как поход по минному полю, если чуть не туда наступил сразу уходишь по колено и вставать очень сложно, можно проткнуть забродники.

Первый ручей от родника перепрыгиваю и перевожу дыхание. Еще сто – сто двадцать метров, и я у цели. Пот застилает глаза, весь взопрел, пух от камыша лезет в рот, но трофей бросать нельзя.

– В путь!

Ружье и плащ цепляются за камыш и тростник. Что бы облегчить себе перемещение снимаю плащ и оставляю ружье. Идти чуть легче, но под ногами грунт просто дрожит. Шаг, второй и проваливаешься по бедро. Ложусь на камыш, помогаю руками вытянуть ногу из трясины и снова пару шагов.  Так шаг за шагом выхожу на край камышовой стенки – гусь в трех метрах от меня. Трачу остаток сил, стараясь очень быстро пройти по жиже. Если остановиться, то засосет по самые «фаберже».

Все он у меня в руках – теперь не спеша назад.

Два часа ушло на поход за добытым гусем. Подойдя к скрадку я почувствовал дикую физическую усталость, а ведь мне еще предстоит путь к машине со всем снаряжением. Минут двадцать я просто сидел на стульчике, допивал остатки чая и смотрел то в небо, то на гусей.

– Хорошее утро, достойные трофеи! – улыбнувшись подумал я.

Весна 2020 состоялась, лично мне она подарила много красивых налетов, не забываемых эмоций и мгновенья счастья. Как мало нужно охотнику, чтобы почувствовать себя счастливым человеком. Красивый утренний рассвет или очаровательная вечерняя заря, свист утиный крыльев в небе, перекличка журавлей в лугах, блеяние бекаса и жужжание гусиных крыльев. Добавить к этому запах прелых трав, аромат талой земли и журчание жаворонков в небе.

Вот оно счастье!

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться:

Оставить комментарий

Отправить ответ

avatar
 
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
Изображения
 
 
 
Аудио и видео файлы
 
 
 
Другие типы файлов
 
 
 
  Подписаться  
Уведомлять